Беседы с психологом "Не злите женщину!"

Татьяна Петкова: Александр Федорович, мы в «ЖЖ» сделали открытие: подавляющее большинство героинь наших материалов – а это успешные женщины, иначе мы бы о них не писали – в анамнезе имеют тяжелую, а то и драматичную ситуацию. Кто-то остался после дикого развода в нищете и с детьми на руках. Кто-то потерял бизнес. Кто-то пережил личный кризис. А дальше – по сценарию «разозлилась – и ка-ак рванула!» То есть, чем ниже женщина оказалась (я имею в виду не только социальный статус, но и психологический) – тем выше она взлетела. Что вы думаете об этой мотивации «Девушка психанула – девушка сделала»?

Александр Бондаренко: Гнев, злость – одна из базисных эмоций человека, как и страх. Гнев – это научный термин, злость – бытовой.   Вообще гнев и страх – древнейшие эмоции, порождаемые не корой головного мозга, а подкоркой. И эти эмоции напрямую связаны с работой надпочечников, которые, когда мы нервничаем или боимся, вырабатывают гормоны стресса. При гневе и страхе задействована  вся система жизнеобеспечения организма, и регулировать только «головой» эти эмоции плохо получается. Вот почему не работают советы  вроде «Возьми себя в руки!» - мы не можем приказать своему организму перестать вырабатывать адреналин.  Но если взять себя в руки и перестать злиться по команде  мы не в силах, то как минимум способны удержаться от состояния аффекта, а как максимум - можем сделать эту злость продуктивной. Так вот, ответ на ваш вопрос такой: психануть можно по-разному.  Можно от стресса впасть в состояние аффекта, т.е. неуправляемого  разрушительного  эмоционального взрыва, и превратиться в существо, которым управляют инстинкты, практически в животное. А можно стать сильнее – и сделать то, что в спокойном состоянии сделать не удавалось.

Т.: Что вы имеете в виду, говоря об инстинктах, которые нами управляют?

А.: Простой пример. Вам приходилось  когда-нибудь видеть  поведение людей в толпе?  Заражаясь  общим возбуждением, человек под влиянием толпы  перестает что-либо понимать, впадает в панику, в агрессию,  перестает собой руководить, становится влеком  инстинктами  бегства или разрушения. Другой пример:  пациенту сообщили серьезный диагноз – и он, впадая в неуправляемый аффект,  умирает не от опухоли, а от страха. Или еще так: включил телевизор , посмотрел новости – и сознание помутилось - выскочил на улицу, куда-то побежал, кого-то оскорбил, ударил…Пришел в себя – ужаснулся.

 Т.: Аффект - всегда плохо или же это состояние может быть продуктивным? Мне кажется, что аффект бывает хорошей встряской, человек словно очнулся,  начинает принимать правильные решения и делать правильные вещи.

А.: Вообще-то  аффект – почти  всегда плохо, т.к.при нем сужается сознание, искажается восприятие и   останавливается мышление. Простейшая причина – сильный спазм мозговых сосудов. Однако если уж не получилось его упредить, надо успеть его ослабить. В этом случае  он может принести  и некую пользу в конкретной ситуации. Правда, полезным может стать только  физиологический аффект, т.е. как бы нормальный. Признаки физиологического аффекта: возбуждение, сосредоточенность сознания только на одной идее, снижение самоконтроля (  человек  может грохнуть чашку об пол,  плюнуть гаишнику под ноги). Однако при этом он выдает реакцию, соразмерную причине гнева. Условно говоря, кошка вас поцарапала – вы разозлились, накричали на нее. Но если кошка вас поцарапала, а вы от ярости стали крушить стены – это уже патологический аффект. Ваша реакция не соответствует силе стимула. Признаки патологического аффекта такие: сверхинтенсивное возбуждение, невменяемость, ненормальной силы действия, как правило, разрушительные, беспамятство, полная дезорганизация сознания – умопомрачение.   Подобное состояние безусловно деструктивно.

Т.: Да и плевать гаишнику под ноги – тоже, знаете, не очень-то продуктивный вариант. И как же использовать нормальный аффект себе на пользу?

А.: В состоянии аффекта две начальные фазы - напряжение  и взрыв. Так вот на фазе напряжения,  а у  женщин особенно, обостряется интуиция. Успеешь прислушаться к внутреннему голосу – и  организм почувствует, что будет дальше. А главное –  подскажет, что нужно делать сейчас. Это граничит с мистикой, но на самом деле мы имеем дело с механизмом антиципации – предвосхищением. Расскажу случай из своей жизни. Много лет назад я с друзьями отдыхал в Коктебеле. И почему-то меня все время тянуло плавать, причем заплывая далеко в море. Друзья уже подкалывать начали: «Саша, блин, ты у нас дельфин, что ли? Сядь уже, успокойся». Я и сам удивлялся, но меня все равно неудержимо тянуло в море, я плавал до изнеможения. А в один из дней взял лодку и поплыл кататься. Заплыл, вне всяких правил,  далеко от берега, спрыгнул с лодки покупаться – и обнаружил, что не могу догнать лодку, ее относит ветром! Я плыву изо всех сил – она отплывает. И берега не видно. На меня накатила волна паники. Но я  успел сообразить:  испугаюсь – схватит судорога и  утону. Следующая мысль была такая: поскольку последние две недели я плавал как стайер, то смогу доплыть до берега. Я успокоился и потихоньку стал плыть. Вот что спасает нас – успеть не испугаться и не впасть в панику. А теперь представьте: примерно 50% людей в трудных ситуациях впадает в патологический аффект, 50% находит силы сохранить рассудок.

Т.: Есть ли исследования, кого больше в этих двух группах – мужчин или жен- щин?

А.: Таких данных я не встречал, зато знаком с исследованиями американского социального психолога Тамотсу Шибутани, которые опровергают стереотип о том, что образованные интеллектуальные люди менее стрессоустойчивы, а вот простоватые и не очень склонные к «заморачиванию» быстрее и легче справляются с трудностями. Оказалось, наоборот. Дело в том, что интеллект – чрезвычайно стенизирующий фактор, усиливающий наш ресурс. Психологически это выглядит так: умный образованный человек в стрессовых обстоятельствах быстрее поймет, что на самом деле происходит и почему, сделает прогноз  - и это поможет ему выработать отстраненное отношение к ситуации и понять, что нужно делать. А человек, который не понимает, что происходит, быстрее теряет силы, астенизируется, невротизируется и даже, бывает, сходит с ума.

Т.: А мне еще кажется, что умных людей скорее можно мотивировать чем-то хорошим, а не страхом. Мотивация «от» таким людям вряд ли дает силы. А вот мотивация «к» - стремиться к чему-то, а не от чего-то – очень поддерживает и пополняет ресурс. Или я неправа, и страх – отличный мотиватор?

А.: Гнев, злость – мотиватор, страх – нет. Вот тот патологический аффект, о котором мы говорили – это эмоция страха. Страх не побуждает к действию, не мотивирует, а либо вбрасывает нас в отчаяние, либо  парализует убивает. Человек цепенеет,  теряет способность действовать, и если в таком состоянии долго находиться, можно не только заболеть, но и погибнуть. Страх –это прежде всего тормоз. Он нужен тогда, когда действует запрет. И потом,  когда вы чего-то боитесь, значит, это сильнее вас. А гнев, злость – стеническая эмоция, дающая силы. Если вы на что-то разгневались – вы сильнее этого. Злость – хороший мотиватор.

Т.: Однако и при страхе, и при злости, как вы сказали, включаются надпочечники – и вот тут-то и засада. Все равно ведь гормоны стресса вырабатываются!

А.: Да, включается гипофизарно-адреналовая система. Все железы усиленно вырабатывают вещества стресса, в крови повышается уровень сахара. Зрачки расширены, во рту пересохло, все время хочется пить, внутренняя дрожь, не спится. Сегодня эти симптомы знакомы многим. И эти стрессовые вещества нужно обязательно переработать, чтобы они не спровоцировали приступ или болезнь.

Т.: Прочла недавно в книге Николая Амосова совет: при любых неприятностях делай физические упражнения, бегай, прыгай. Я вот пешком много хожу. Как только чувствую – накрывает, знаю, что надо или на танцы бежать, или на быструю прогулку отправляться.

А.: Я был лично  знаком с Николаем Михайловичем.  Помню наши беседы о психологии. Как врач он стопроцентно прав, он всегда говорил: расстроился  - делай что-то, хоть поприседай! Потому что при физических упражнениях вырабатываются гормоны, повышающие нашу витальность, жизненность. Но как психолог хотел бы уточнить: в стрессовой ситуации важно делать не что попало, ведь так можно растратить свои силы впустую, а браться за то, что очень  надо или хочется сделать. За то, что вам действительно нужно – даже не на рациональном уровне, а на эмоциональном. Наш организм ведь очень умен. В стрессовых обстоятельствах он становится похож на ребенка, испытывающего простые чувства: радость, горе, восторг. И организму, как ребенку, нужно подтверждение, что он ведет себя правильно. Если он поймет, что вы в трудной ситуации занялись конструктивным и любимым делом, он успокоится и будет подавать вам топлива столько, сколько надо. Но если организм обнаружит, что вы – как поднятая на эстакаде машина, ваши колеса крутятся, но вы никуда не едете, он быстро истощится.

Т.: Отлично! Так вот какая хитрость: рекомендация «находясь в стрессе, делайте хоть что-нибудь» требует уточнения, и очень важного – не «что-нибудь», а именно то, что приносит результат.

А.: Ну, конечно, поначалу приседать и бегать, и порой этого бывает достаточно – если стресс кратковременный. Но если обстоятельства довольно масштабные - потеря работы, разрыв отношений – нужно делать что-то конструктивное. Вот в чем главный секрет превращения стресса в источник силы: начать делать то, что даст ощутимый результат.

Т.: И тогда становится понятным, почему в историях успешных женщин так часто встречаются кризисные ситуации – они интуитивно начинали делать что-то, что даст результат, а организм продуцировал на это дело силы и энергию. Женщины не только выкарабкались из ямы, но и высоко поднялись.

А.: Думаю, у  этих женщин наверняка, пусть даже интуитивно, возникала   некая программа действий. Просто метаться в горячке – без толку. Оказавшись в сложной ситуации, стоит прислушаться к себе, уловить или наметить программу: «Что я буду делать? Зачем я это буду делать?» И начать это делать, помня о мудрой поговорке «Я делаю все, что могу, а там будь что будет». Вот, скажем,  Таня, я ведь в своей многолетней практике повидал разные реакции женщин, от которых ушел муж. И патологических аффектов немало видел – когда вены режут, детьми шантажируют, от еды отказываются, преследуют мужчину. А самая нормальная реакция – и ее, к счастью, тоже немало женщин демонстрируют – это заняться переструктурированием пространства: выбросить из квартиры старье, начать наводить порядок, шкафы разобрать мебель переставить,   ремонт сделать. Это интуитивное поведение по упорядочиванию своей жизни. А там  женщина, как правило, покупает новую одежду, перекрашивает волосы, идет в фитнес-клуб, увлекается фотографией, кулинарией – и в результате устраивает выставки своих фото, открывает ресторан... Вот вам и пример конструктивного занятия и здоровой злости.

Т.: А чем женская злость отличается от мужской?

А.: Эмоция рождается правым полушарием. У мужчин после появления злости правое полушарие индуцирует левое – побуждает к действию, мужчина начинает действовать. А вот у женщин в этом процессе левое полушарие включается гораздо реже. Поэтому мужчины не могут долго разговаривать о проблеме, а сразу спрашивают: «Что нужно сделать?» А женщины могут обсудить проблему – и на этом успокоиться. Что касается гнева, то действия разозленной женщины часто носят не конструктивный, а демонстративный характер – она вся уходит в экспрессию, переживания.  Поведение мужчины, если он, конечно, не истерик, направлены на устранение стресса и решение проблемы. Это общее правило. Но оно отнюдь не означает, что женщина в состоянии стресса способна лишь бегать и кудахтать как курица. Если женщина достаточно образованна или попросту умна,– она в сложной ситуации ведет себя конструктивно.

Т.: А как вы относитесь к расхожему высказыванию «Тебя жизнь не била, ты еще не знаешь, что такое стресс, вот побывала бы ты на моем месте…?» Или еще вариант «Тебе все в жизни дается легко, ты не мотивирована на преодоление трудностей, ты не боец»? Есть ли у этих стереотипов психологическое основание?

А.: Нет, это предрассудки – устойчивые групповые фантазии, которые служат людям защитным механизмом для оправдания собственного стереотипного поведения. Вот пример. Один человек терял работу семь раз, второй – ни разу. И вот их компания закрылась. То, как эти люди будут реагировать на стресс, абсолютно не связано с их опытом потери и поиска работы. Все упирается в личностные особенности этих людей. Если человек умеет гармонизировать себя, содержать себя в хорошей психологической форме, он будет и в стрессе действовать конструктивно. А если он нестабилен, то в трудной ситуации вообще рискует превратиться в неврастеника. И стрессоустойчивость от «битости жизнью» никак не зависит. Недавно мне одна довольно взрослая  женщина заявила: «Я психопатка, и этим горжусь!» Наверное, она имела в виду, что она нестандартная, не такая, как все. Я подумал: какой же у нее в голове сквозняк! Не дай Бог попадет в тяжелую ситуацию, ведь рискует скатиться к разрушительным формам поведения. Потому что ее злость – опасна.

Т.: Что такое – опасная злость?

А.: Это деструктивная злость. Как мы уже говорили,  злость может быть стенизирующей, придающей силы.  Как спортивная, к примеру. А бывает истощающая злость, которая приводит к патологическому аффекту. Есть еще злость депрессивная, ее ключевой признак – раздражительность. Человек злится на самого себя, подавляет агрессию на самого себя – отсюда слезы, истерики, раздражение. Но она не конструктивна. Это злость обиды, а  на обиженных воду возят.  Если спортивная злость – это холодное бешенство, которое помогает тебе сделать то, что ты хочешь, то депрессивная – это  раздражительность, бессилие, пассивность. И понаблюдав за людьми в этих состояниях, мы увидим любопытную разницу. В состоянии холодного бешенства человек спокоен, собран, его движения выверены и точны. А в состоянии истощающей или депрессивной злости у человека дрожат руки, срывается голос. А самое интересное – то, что в состоянии «хорошей» злости женщина стремится отлично выглядеть, причем, чем она злее, тем тщательней за собой следит. В «плохой» злости женщине наплевать, как она выглядит. Поэтому если уж никак не получается не злиться, делайте это красиво и с пользой.

Т.И.: все же: почему не стоит злить женщину?

А.: Потому, что если женщина на вас разозлилась, значит, она сильнее вас. Зачем же так явно признавать свою слабость? Ведь это привилегия прекрасного пола.

Женский журнал, март 2015, стр. 97-100



Анонсы

  • обратите внимание на новую статью автора
    22 марта 2017, 21:26

    Недавно была опубликована статья А.Ф.Бондаренко "Этическое основание психотерапевтических практик, восходящих к антропологии восточного христианства". В статье обосновывается положение о том, что подход с учетом антропологических позиций обеспечивает как для практикующего психолога, так и для страждущего ориентировку в подлинных смыслах происходящего в травматических межличностных отношениях. Эту и другие публикации автора вы можете найти на портале http://ruspsy.net/

  • Внимание, новая научная публикация
    02 сентября 2016, 19:14

    Внимание, в разделе "Научные публикации" появилась новая статья, посвященная методу Этического персонализма!

  • Обновление в разделе научных публикаций
    02 февраля 2016, 00:00

    Соотношение процессов консультирования и психотерапии в разрешении межличностных конфликтов

Новости

Остались вопросы?