Прости

ПростиБеседы с психологом

«Милый, ну что ты дуешься, я больше не буду, прости!»; «Дорогая, и ты прости меня за все!»; «Буся, я тебя давно простила!» И - цем-цем в щечку, и все хорошо, и снова тишь да гладь. А глубоко-глубоко в душе ворочается сомнение: действительно ли простила? Неужели смогу забыть то, что он сделал?

В чем суть прощения? В каких случаях оно становится попустительством? Можно ли простить усилием воли? Об этом беседуют Татьяна ПЕТКОВА и доктор психологических наук, практикующий психотерапевт Александр БОНДАРЕНКО.

Прости

Татьяна Петкова:
Александр Федорович, популярные сегодня методики «чистки ментального тела», психологической перезагрузки, реинвентинга своего «Я» (reinvent - «переизобретение») часто советуют: отпустите все обиды, простите тех, кто сделал вам больно. Но сколько бы ты сам себя ни убеждал: «Я простил», - разве можно усилием воли избавиться от боли, обиды, гнева? Что такое прощение с точки зрения психологии - ритуальный акт (ну как на перекрестке повернуться лицом на юг и трижды крикнуть «Всех прощаю!») - или особое состояние, чувство?

Александр Бондаренко:
Тема сложная. Масса красивых слов, высокопарных рассуждений, начиная от религиозных мотивов всепрощенчества и заканчивая бытовыми поговорками вроде «кто старое помянет, тому глаз вон». И за этой стеной красивых словесных конструкций трудно разглядеть суть очень непростого процесса под названием прощение. С каким словом в русском языке у нас ассоциируется прощение? С прощанием, не так ли? В английском forgive и во французском pardonner - буквально «чтобы дать». Суть этого процесса в том, чтобы перестать нести какой-то груз, отдать его, распрощаться с ним.

Т. П.:
То есть вы считаете, что прощение - это не чувство, не эмоция, не волевое решение, а именно процесс?

А.Б.:
Да, прощение - это действие, расставание с чем-то, шаг за шагом. Сесть и приказать себе: «А ну-ка быстро прости такого-то!» - не получится. Результата не будет. Прощение - такое действие, которое предполагает, что вы отпускаете всю тяжесть, накопившуюся в сердце. Вы навсегда расстаетесь то ли с ситуацией, то ли с человеком, нанесшими вам психологический урон. И сделать это трудно по той простой причине, что действие прощения несет в себе психологическую двойственность, двоякость. Мы с вами знаем сколько угодно примеров, когда нам не удавалось кого-то простить, правда? Мешает обида, гнев, злость... Тот, кому предстоит простить, находится в психологически тяжелейшей позиции, которая именуется словом «жертва». Понимаете, что происходит? Тебя унизили, ранили, обидели, в сердце вскипает возмущение, желание отомстить. А близкие или внутренний голос говорят: прости! И это кажется просто-таки невозможным. Не так ли?

Т. П.:
Ну да, труднее всего прощать именно в обиженном состоянии. Кроме того, чаще всего мы ведь обижаемся на близких людей - на тех, от кого никак не ждали коварства, грубости, подлости. На посторонних можем разозлиться, разгневаться, но в этом случае как раз легче «плюнуть и растереть», ведь у нас нет сильной эмоциональной связи с этим человеком. А вот своего, родного простить тяжело - уж очень обидно!

А.Б.:
Конечно. И в то же время, обратите внимание, мы испытываем потребность не отомстить, а именно простить тех, кто в круге ближнем. Ведь и эти люди, и отношения с ними для нас самые значимые. Однако сил простить не всегда хватает, хотя умом понимаем необходимость прощения. Более того, искренне хотели бы это сделать, но (вот парадокс!) не получается легко это сделать.

Т. П.:
С чего же начинать это действие - прощение?

А.Б.:
Давайте продолжим наш скромный лингвистический анализ в самом начале беседы: «от-дать», «чтобы дать», «простить - проститься - распрощаться - расстаться». Какой смысл несут эти древнейшие слова? Какую идею? Идею расставания с чем-то, что ты обязан отдать. Отдать что? Прежде всего то, что тяготит тебя, обременяет. Отдать кому? Здесь возможны разные ответы. Верующие люди скажут - Богу. Люди светские скажут - вечности. Кто увлекается психологией, скажет, что надо отпустить обиду, эмоционально отреагировав ее в пространство психотерапии. Иными словами, речь идет о восстановлении нарушенного душевного равновесия путем сбрасывания с себя тяжелой эмоциональной ноши. Самое первое действие в процессе прощения - это просьба о нем, реальное или символическое действие искупления.

Т. П.:
Вы хотите сказать, что без инициативы другой стороны простить нельзя?

А.Б.:
Психологическая трудность прощения состоит в том, что оно требует покаяния и искупления своей вины со стороны человека, огорчившего нас. Иными словами, если у нас просят прощения, на самом деле пытаясь загладить свою вину, искренне раскаиваются в совершенном, принимая на себя наше страдание и разделяя его, нам легче примириться с происходящим и простить человека. Когда нас обидели, унизили, травмировали и не только не признают своей вины, но еще и пытаются взвалить ее на нас - вот тут и начинаются нравственные коллизии. Ум говорит, что вроде надо бы простить. Душа бунтует и требует возмездия! Так что, повторюсь, первое действие, по логике вещей, должно исходить от виновной стороны. Второе - от пострадавшей.

Т. П.:
Давайте рассмотрим такой случай. Моя подруга Наташа купила квартиру, с радостью принялась ее ремонтировать, обсуждала с коллегами процесс подбора плитки, обоев - ну, знаете, такой девичий щебет на приятные темы. Одна из коллег, назовем ее Ниной, пообещала моей подруге подарить красивый столик. Подруга обрадовалась, так как столик, о котором шла речь, очень стильный и отлично вписывался в ее предполагаемый интерьер (мебели в квартире практически не было, столик должен быть стать той первой вещью, которая потянет за собой подбор остальной обстановки). Коллега несколько раз на протяжении месяца спрашивала Наташу, когда же новоселье. Наконец ремонт завершили, купили кровать и шкаф, позвали друзей на новоселье. Нина пришла без столика, с порога весело заявила: «Ты уж прости, я его подарила приятельнице, он ей так понравился!» Моя подруга онемела. И вот прошел уже год, наверное, а подруга все не может забыть обиду. Хотя Нина вроде не слишком близкий ей человек, да и столиков она сама может купить с десяток, а легла тяжесть на душу, и все тут. Она попробовала отстраниться от Нины, но та - святая простота! - заметив холодность Наташи, принялась ей названивать, ловить в коридоре с вопросом: «Ты что, обиделась?» Подруга говорит: «Видеть ее не могу. Из-за какого-то куска дерева!» Понимаете, она сама удивляется своим чувствам, а простить не может. Чепуха какая-то?

А.Б.:
Это только на первый взгляд может показаться, что случай - чепуха. На самом деле мы имеем дело с обманутыми ожиданиями. Что такое ожидания с точки зрения психологии? Интенсивная вера в то, что ожидаемое произойдет. Тем более что нас в этом убедили! У Натальи подорвали веру, а крушение ожиданий - одно из самых тяжелых переживаний для человека. Кроме того, это же был не просто столик, а символ начала новой жизни в новой квартире, в новом контексте бытия... Наташу оскорбили в лучших чувствах, поэтому естественно, что она так расстроилась.

Т. П.:
И вот как ей простить Нину? Отомстить или наказать ее Наташа не хочет, я спрашивала.

А.Б.:
Нет, наказание здесь не поможет. Забыть этот случай Наталье тоже вряд ли удастся, слишком острое переживание. Причина проста: Нина не только не признала своей вины, она еще и поддевает Наташу, если я правильно вас понял. В данном случае речь может идти о прощении - прощании. Я как психотерапевт помог бы Наташе изжить свою обиду и возвыситься в понимании, что некоторые люди не стоят того, чтобы к ним относиться всерьез.

Часто здесь помогает взрослая снисходительность. Но такое прощение неминуемо влечет за собой расставание. Вы упомянули важную деталь: Наташа говорит, что видеть Нину не может. Красноречивый симптом глубокого эмоционального конфликта. У некоторых людей в подобных ситуациях даже появляется тошнота, так что выражение «меня от него тошнит» вовсе не преувеличение. Делаем вывод: прощение может быть результатом взаимного движения навстречу друг другу. И тогда отношения сохраняются. И прощение может быть односторонним. Но тогда отношения прекращаются, ибо люди могут и хотят иметь дело только с равными самим себе.

Т. П.:
Так что, когда кто-то не признает своей вины, и ты не можешь его уже видеть, единственно возможный вид прощения - это расставание?

А.Б.:
Я бы сказал - разъединение для начала. Потом, если конфликт сохранится, и расставание. Разъединение - это возникшее отчуждение друг от друга, когда тот, кто пострадал, еще ждет в душе, что виноватый раскается в содеянном и попросит прощения. Расставание - это итог либо одностороннего прощения-возвышения, либо результат непрощения и психологической невозможности быть вместе. Отношения рвутся.

Т. П.:
Легко говорить о разъединении, если речь идет о коллегах, приятелях. А как научиться прощать в любовных отношениях? Тактика возвышения над обидчиком не сработает. Взрослая снисходительность - тоже. Разъединяться и расставаться не хочется. А обида отравляет жизнь. Как правило, если женщина не простила мужчину, обида никуда не девается. Она капсулируется, прячется в организме и живет там годами. И проблема в том, что однажды таких капсул набирается критическая масса, и они взрываются. Или же женщина исподтишка начинает мстить мужчине. Это я, между прочим, сделала выводы, опросив своих приятельниц. Все признались, что помнят обиды, нанесенные мужем. Правда, половина утверждает, что простили.

А.Б.:
Прощение в паре - пожалуй, самый сложный момент отношений. Но жить, не прощая, невозможно: потому что, не простив человека, мы сознательно или бессознательно будем стремиться к наказанию и мести. Ваши приятельницы честно обрисовали ситуацию. Даже если жена заверила мужа: «Я тебя давно простила», - на самом деле не факт. И она использует малейшую возможность, чтобы наказать его, сделать больно. А если еще и у мужа наблюдается желание наказать жену, можете себе представить, в какой ад превращается совместная жизнь.

Т. П.:
Александр Федорович, у вас более чем 30-летняя практика консультирования. Признайтесь, это вообще реально - простить любимого человека? Не утопия ли это? Мне кажется, самый безопасный с точки зрения психогигиены выход - просто «перешагивать» через обиды, после того как поймешь, почему твой мужчина так поступил. И сказать себе: да, какое-то количество обид неизбежно. Какое-то количество забыть и простить нельзя. Но и стремиться отомстить, наказать я не буду никогда. То есть тактика такая: признать, что в вашей совместной жизни будут случаи непрощения. Ну и что? С этим можно жить - если, конечно, обида совместима с отношениями.

А.Б.:
Вот именно - если обида совместима. В каждом случае свои особенности. Если глубина нанесенной травмы такова, что через нее так просто не перешагнешь? Если таких травм не одна и не две, а десять? Если склад личности мужчины или женщины такой, что он или она просто не могут примириться с обидой? Тут очень много факторов. Из своей психотерапевтической практики я сделал вывод: чаще всего в мужско-женских отношениях люди простить не могут или не желают. И речь не о том, что они стремятся отплатить тем же. Просто возникает такое хроническое и тяжкое отчуждение друг от друга, что кажется, будто психологическая близость разъедена ржавчиной...

Т. П.:
Может, и не стоит плести прекраснодушные беседы о том, как это благородно и возвышенно - прощать? Может, есть ситуации, в которых единственно правильным и здоровым с психической точки зрения будет способ «око за око, зуб за зуб»? Психолог Роберт Инрайт высказал любопытную мысль: прощая, мы отказываемся от обиды, на которую имеем полное право, и предлагаем тому, кто нас ранил, дружелюбное отношение. Ницше считал, что прощение - проявление слабости. Некоторые психологи полагают, что прощение - противоположность справедливости. Простив, мы лишаемся возможности добиваться сатисфакции. Например, мужчина оскорбил женщину - она простила, выдав тем самым ему лицензию на дальнейшие оскорбления. Друг подвел - мы простили, разрешив ему и впредь так поступать. Бывает же, что прощение превращается в попустительство?

А.Б.:
Да, и об этом рассуждали многие ученые. Например, великий русский философ Иван Ильин говорил: есть вещи, прощая которые, мы потакаем их осуществлению. Безусловно, у прощения есть границы. Если тот, кто прощает, при этом ощущает себя жертвой, а прощенного - палачом, стоит задуматься, правильно ли ты поступаешь. Впрочем, подобрать универсальную отмычку под все многообразие человеческих отношений невозможно. На ум приходит следующее: если муж и жена живут одной жизнью с общими кровеносными сосудами, прощать просто необходимо. Но если жизни супругов - параллельны, видимо, в этом случае прощение становится попустительством. Я, конечно же, не говорю о крайних ситуациях - грубых оскорблениях, рукоприкладстве, унижении. Тут речь уже не о прощении и попустительстве, а о мазохизме.

Т. П.:
Александр Федорович, я насчитала уже несколько стратегий прощения: разъединение и расставание; возвышение над ситуацией; принятие ситуации, ну и попустительство - как отрицательный пример. Еще какие есть?

А.Б.:
Есть такая стратегия, как проработка собственных комплексов. Нередко мы не можем простить человека не потому, что он совершил ужасный криминал, а потому, что ситуация наложилась на наши давние, возможно, детские, комплексы и обиды. Возьмем случай с вашей подругой Натальей и со злополучным столиком. Представьте, что в детстве ей пообещали подарить ко дню рождения или на Новый год игрушку. Девочка ждала заветного дня, предвкушала, а в результате тот, кто обещал, пришел без игрушки. И вот спустя много лет во взрослой жизни повторяется аналогичная ситуация... Я не утверждаю, что в детстве Натальи было что-то подобное, но у всех у нас есть растущие из прошлого комплексы. И если в настоящем моделируется похожая ситуация, мы можем реагировать крайне болезненно. Но самая психологически здоровая и действенная стратегия - снятие вины с другого, если он искренне раскаялся в содеянном и искупил вину.

Т. П.:
А что чаще всего нам труднее простить? Предательство и измену, затем - унижение, оскорбление, потом - обманутые ожидания... Или я неверно рассуждаю и ранжировать не стоит?

А.Б.:
Все очень индивидуально. Один человек с легкостью простит измену, но не простит обманутых ожиданий, другой никогда не простит унижения, а через предательство спокойно «перешагнет». Вы не назвали еще одну важную и свойственную нашей культуре причину для обиды - неблагодарность. Мы и сами не умеем благодарить, и не прощаем чужой неблагодарности. Недавно ко мне на консультацию пришел мужчина, назовем его Константин. Он в свое время помог своему другу сделать карьеру - замолвил за него слово в нужных кругах. А когда теперь обратился к другу за помощью, тот отказал. Да еще в ответ на упрек: «Но я же тебе помог!» - заявил: «Причем тут ты? Это судьба меня вела!» С моим клиентом едва сердечный приступ не случился. Он все повторял: «Не прощу, никогда не прощу!»

Т. П.:
И как же ему справиться с этой обидой? Какую стратегию выбрать?

А.Б.:
Мы с Константином работаем над восстановлением его этического статуса. Сейчас поясню. Он потерял работу, пришел к другу за помощью - и потерял друга. Ощущение - жизнь рушится. Выход один: возвратить себе самоуважение, понять, что в жизни ты ни от чего не застрахован, и после удара надо подниматься и идти дальше. Я еще не знаю, какую позицию займет Константин - жертвы, мученика, реалиста или художника. Жертва опускает руки, считая, что дальше будет только хуже. Мученик согласен вынести испытания, надеясь, что в будущем ему воздастся за терпение. Реалист преодолевает препятствия, не обольщаясь и не застревая на радужных иллюзиях. Художник отстраняется от ситуации, предпочитая созерцать прекрасные и безобразные стороны жизни, уклоняясь от действий и просто фиксируя происходящее. В завершение беседы считаю нужным сказать о том, что как бы ни складывались обстоятельства, ни в коем случае не стоит застывать на позиции жертвы. Из нее нет выхода: ты или гибнешь или становишься палачом. О прощении в этой позиции и заикаться не стоит. Прощать способны только духовно сильные и стойкие люди. А уж простить к расставанию или к встрече на новом витке отношений - их личное дело.



Анонсы

  • обратите внимание на новую статью автора
    22 марта 2017, 21:26

    Недавно была опубликована статья А.Ф.Бондаренко "Этическое основание психотерапевтических практик, восходящих к антропологии восточного христианства". В статье обосновывается положение о том, что подход с учетом антропологических позиций обеспечивает как для практикующего психолога, так и для страждущего ориентировку в подлинных смыслах происходящего в травматических межличностных отношениях. Эту и другие публикации автора вы можете найти на портале http://ruspsy.net/

  • Внимание, новая научная публикация
    02 сентября 2016, 19:14

    Внимание, в разделе "Научные публикации" появилась новая статья, посвященная методу Этического персонализма!

  • Обновление в разделе научных публикаций
    02 февраля 2016, 00:00

    Соотношение процессов консультирования и психотерапии в разрешении межличностных конфликтов

Новости

Остались вопросы?